Одним из главных поводов для обсуждений в США стал стремительный взлет продаж классической антиутопии Джорджа Оруэлла «1984», которая заняла первое место в списке бестеллеров Amazon. В свете накалившейся политической и общественной обстановки, которая воцарилась после победы Дональда Трампа на президентских выборах, американцы ищут новые смыслы в мрачном описании тоталитарной системы. Букер рассказывает, почему эта книга вновь доказала свою состоятельность.

Недавние потрясения сильно задели американцев, для которых такой общественный шок и разобщенность стали неприятной новинкой. Отсюда и новые инкарнации привычных уже символов. Большой Брат понемногу стал принимать очертания АНБ (Агенства национальной безопасности), которое пытается прослушать каждого жителя с помощью техники: голосовых ассистентов вроде Alexa или получив доступ к iPhone. Международная обстановка тоже способствует: несменяемые войны, тонущие в морях корабли с беженцами и ограничения на иммиграцию ничем не лучше сводок о борьбе Океании с Остазией. Представители властной верхушки вводят в оборот термины, вроде «альтернативных фактов» (таким образом объяснили ошибочную оценку Дональда Трампа численности гостей его инаугурационной церемонии), чем буквально напрашиваются на ярлыки сотрудников Министерства правды.

[intense_blockquote]В конце концов партия объявит, что дважды два — пять, и придется в это верить. Рано или поздно она издаст такой указ, к этому неизбежно ведет логика ее власти. Ее философия молчаливо отрицает не только верность твоего восприятия, но и само существование внешнего мира. Ересь из ересей — здравый смысл. И ужасно не то, что тебя убьют за противоположное мнение, а то, что они, может быть, правы. В самом деле, откуда мы знаем, что дважды два — четыре? Или что существует сила тяжести? Или что прошлое нельзя изменить? Если и прошлое и внешний мир существуют только в сознании, а сознанием можно управлять — тогда что? [/intense_blockquote]

Давайте вновь вспомним, какую концепцию предлагал Оруэлл в качестве худшего сценария государственной эволюции? Метр оставил нам огромную страну, Океанию, где правительство настаивает на определенной трактовке реальности и запихивает пропагандистскую обработку везде, кроме самых отвязных таблоидов, забытых криминальными сводками, спортом и астрологией. Вся эта информационная чепуха должна отвлекать граждан от мыслей об угнетении их гражданских свобод. С этой же целью Министерство правды переписывает книги и пропускает через собственный фильтр исторические события. Все ради искажения прошлого в качестве отсталого времени, которое сменилось торжественным сиянием партийного правления.

В мире, где главным словом прошлого года признали «пост-правду» эти мотивы нашли отзыв. Тем более, что вопрос правдивости слишком часто стал появляться в общественном обсуждении, а поводы тому лишь множатся. Влияние фейковых новостей, иностранной пропаганды и регресс демократических принципов серьезно подогревает страсти. Поэтому за время президентской компании 2016 года особую популярность приобрели факт-чекеры — эти журналисты тщательно соотносят с реальными фактами публичные высказывания. Дональд Трамп проваливал такие проверки едва ли не в каждом своем выступлении.

Напомним, что изначально Оруэлл озаботился написанием «1984» под конец Второй мировой, в 1944 году. Тогда он написал в личном письме, что вдохновился тенденцией к эмоциональному подъему национализма и полным отсутствием веры в правду, которая выходила за рамки предложенного пропагандисткой машиной. Но, как и тогда, большая ложь будет работать только с приложением большой силы — а с этим проблем у Белого дома не наблюдается. Например, административных решений уже достаточно чтобы прекратить основные достижения прошлого на почве международной и национальной защиты окружающей среды от глобального потепления. И это тоже отлично перекликается с правилами мира «1984», где «научно-технический прогресс основывался на эмпирическом мышлении, которое не могло уцелеть в жестко регламентированном обществе». Такие же опасения у американцев вызывают намерения новой администрации вмешаться в тон освещения проблем окружающей среды, который используют государственные информационные агенства и международное радио Голос Америки.

Впрочем, любые эти сравнения условны, поскольку новый хит книжного раздела Amazon использует концепцию государства, в котором появление самого Amazon или избрание президентом публичного миллиардера было бы невозможно. Оруэлл писал свою антиутопию с социалистических полотен, однако отдельные концепции больно задевают и современный, мутировавший под креном общественных страхов, капитализм.

Как отметила литературный критик The New York Times Мичио Какутани, примечательно и попадание в ТОП-100 бестселлеров другой книги, философского трактата Ханны Арендт «Истоки тоталитаризма». Работа, написанная в 1951 году, анализирует стратегию укрепления личной власти Сталина и Гитлера, которая целиком опиралась на публичную ложь и пропагандистскую обработку населения. Она предлагала растревоженному проблемами обществу понятных козлов отпущения и принципиальных врагов.

[intense_blockquote]Массовая пропаганда обнаружила, что аудитория всегда готова поверить в худшее. Неважно, как абсурдно это будет звучать, она не будет слишком уж сопротивляться, потому что все заявления так или иначе будут ложными.[/intense_blockquote]

Конечно же, народный интерес проснулся и к другим изданиям, которые анализируют миры «альтернативных фактов» — но уж больно хорошо это выражение смотрится в словаре именно знаменитого «новояза». Примечательно, к примеру, что подъем испытывает и роман Филлипа Дика «Человек в высоком замке», который рассказывает альтернативную версию истории, где мир поделили страны гитлеровской коалиции, а территория США оккупирована Японией и Германией. Но именно «1984» переживает самый заметный ренессанс.

И хотя книга никогда не была точным предсказанием, она отлично демонстрирует веху векторного развития тоталитарной системы управления. А вектор, как известно, имеет лишь начало, но не имеет конца, упираясь в бесконечность. Насколько далеко по нему ступили мы? Неизвестно, но прогресс точно заметен — знаменитые «часы судного дня», которые оценивают степень международной напряженности и вероятность ядерного апокалипсиса, показывают 23:57:30. Всего две с половиной минуты. Такая оценка (конечно же условная) отделяет мир от погружения в хаос. Из которого, как известно, и восстала знаменитая Океания.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: