И снова — лучшие литературные ссылки за неделю в одном материале. Забирайте в свои списки отложенного чтения.

Отрывок из книги Ноа Хоули «Перед падением»

Ноа Хоули — бессменный шоураннер сериала «Фарго». А значит, знает толк в постановке интригующих убийств. И решил не игнорировать это умение, сконцентрировав книгу вокруг насыщенной и просторной трагедии, загадочного падения частного самолета. На его борту был художник-неудачник Скотт Берроуз и две состоятельные семьи. После падения борта в океане выжили всего двое: Берроуз и четырехлетний парень, оставшийся сиротой. Из отрывка нельзя сказать, будет ли действительно интересно, однако идея заложена неплохая — жертвы глобальных катастроф это не просто строчки из списков погибших. Это люди со своими судьбами и потерями. А что касается книги — вдруг получится интересный детектив?

5 детективов от Галины Юзефович

И даже если у Хоули не получится, всегда выручат другие авторы — благо, детективный жанр не страдает от недостатка книг. Вот и любимая мною Галина Юзефович рассказала о пяти книга, которые выйдут этой весной. Список, наверно, подойдет особым фанатам — вряд ли остальные настолько пристально следят за переводными новинками. Хоули там тоже есть — а еще книга под названием «Последний кит», которая в оригинале звучит как «В северных водах». Но оставим очевидные шутки в сторону, список достойный внимания.

Разбор нового романа Владимира Сорокина

«Манарага» спровоцировала отрывочную литературную дискуссию. И хотя я невысоко оцениваю произведение, рассуждения Льва Данилкина читать, как минимум, интригующе — доводы идут разнообразные. Во-первых, он вкратце затрагивает тему сериализации литературы, создании полноценных франшиз и расширенных вселенных из отдельного произведения. Во-вторых, внутри есть очень взвешенная критика Сорокина — который запутался в собственных предсказаниях и забыл отменить их правдивость, инсценируя мир «Теллурри» то ли в шутку, то ли серьезно.

По сути, на сегодняшний день есть два В.Г.Сорокина. Первый — революционер, титан; тот В.Г.Сорокин, который был кем-то вроде Курчатова, гением, сумевшим выделить содержащуюся в литературе атомную энергию, создать из нее взрывное устройство, атомную бомбу. Помимо способности добывать энергию из чужих текстов этот В.Г.Сорокин обладает талантом сам создавать такого рода цельнолитые произведения, наполненные энергией: это, собственно, «Норма», «Роман», многие рассказы, «Метель».

И есть второй — повелитель всякой нечисти вроде живородящих блох и умных мехов, литератор с отменным чувством юмора, политический комментатор, футуролог, пародист, литературовед и — вы не поверите — консерватор, литературный полицейский, выпихивающий из «будущего» все то, что не соответствует его эстетическим и политическим предпочтениям. Сорокин Вэ-Гэ-Штрих.

5 русских произведений, которые вдохновляют иностранных писателей

Как всегда интересные «Теории и практики» рассказывают о пять произведениях, которые у нас считаются привычными элементами литературного ландшафта, а на западе вдохновляют писателей. Герои, что особенно хорошо, подобраны не слишком известные: автор рассказа, адаптировано в фильм «Секретарша», рассказчик для видной американской прессы, создатель инцест-мемуаров (звучит ужасно, но книга хорошая). А вот их ориентиры русской литературной традиции вполне ожидаемы: «Анна Каренина», «Дама с собачкой», стихотворение Бродского. Интересен именно взгляд образованных людей из другого культурного пространства — видно, что нам еще о многом стоит задуматься.

Перевод лекции Олдоса Хаксли о религии и мистицизме

Просто перевод интересной лекции классического уже автора, который подарил нам, как минимум, добротную антиутопию. А здесь решил глубже разобраться, каким духовным опытом отличаются классические религии и то, что привычно маркировать течениями мистицизма.

Ранние мифологические религии очень часто связаны с так называемыми духовными, а на самом деле психофизическими, упражнениями. Ритуальные пение и танец дарят подлинное откровение, освобождая от физического напряжения и тревог, порождённых сосредоточенной вокруг эго жизнью. Это освобождение через движение квакеры называют «раскрытием»; оно помогает жизненным силам внутри и вне нас течь свободнее. Именно благодаря подобным ритуалам квакеры и получили своё название. Собрания ранних квакеров заканчивались ритуальными экстатическими танцами, которые способствовали, так сказать, снисхождению духа.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: