Второй выпуск регулярной рубрики «Пачка ссылок» — с лучшими материалами о литературе и чтении за последнюю неделю, которые попались мне на глаза. Как нее, подборка остается собранием субъективных мнений о том, что интересно, а что — полный отстой. Материалы отсортированы по важности в порядке убывания. Вперед!

Горький — 10 главных уроков американского романа

В этот раз главное книжное медиа достойно заняло первое место. На подъеме интереса ко всему американскому вышел текст про главные особенности так называемого «американского романа». И если вы хотя бы работы Драйзера знаете, то вполне способны отыскать инсайты, которые ранее вертелись на языке — а тут оказались так здорово сформулированы. Наверно, особенно дотошные могли бы собрать еще десятки ключевых особенностей, но акцент текста на идейной составляющей, понятной каждому, делает его мастридом.

[intense_blockquote]

Урок первый: капитализм отвратителен

Как ни парадоксально, немало несомненно великих американских романов посвящено проклятиям в адрес общества потребления. Паранойя, энтропия, сложная сеть разнообразных заговоров, делающих простую жизнь обычного человека невозможной. Необязательно быть членом секты «нет бога, кроме Пинчона», чтобы разделить этот печальный взгляд на мир: в этом жанре одинаково хорошо себя чувствуют и самый острый, и непримиримый критик американского общества Дон Деллило, и поп-постмодернист Дэйв Эггерс, и даже Стивен Кинг. Впрочем, все эти авторы в России и так прочитаны, зато в любом уважающем себя списке великих романов на Западе на этом месте вспомнят неизвестного у нас, но первого и важнейшего американского постмодерниста Уилльяма Гэддиса и его роман «JR» — историю 11-летнего мальчика, построившего свою капиталистическую империю, одновременно безумную и точную констатацию печального состояния мира.

[/intense_blockquote]

Rara Avis — Интервью с автором книги про Джона Нэша

В этом году издательство Corpus выпустило книгу «Игры разума. История жизни Джона Нэша, гениального математика и лауреата Нобелевской премии», написанную журналисткой и профессором Колумбийского университета Сильвией Назар. А издание Rara Avis расспросило её о гениальном ученом, которого прославила Нобелевская премия, фильм с Расселом Кроу и невероятный сценарий смерти. Интервью небольшое, но пронзительное, про обратную сторону гениальности (столь специфической в случае Нэша).

[intense_blockquote]

Я понимаю, что вами была проделана огромная журналистская работа. Но как человек, столкнувшийся в жизни с неоднозначной фигурой Джона Нэша, расскажите, что принесло вам это знакомство?

— Обычно, когда пишешь биографию какого-то человека без его разрешения, потом звонит адвокат, и начинаются проблемы. Джон Нэш не хотел участвовать в работе над этой книгой, но за то время, что я писала, мы встречались несколько раз. И в итоге подружились, потому что он этого захотел. И вот однажды, я и мой муж пригласили Нэша и его жену Алисию на мюзикл на Бродвее. Это был первый мюзикл, который Нэш увидел в своей жизни. И меня поразило то, каким простым человеком он был. Знаете, когда Нобелевских лауреатов спрашивают, как вы потратили один миллион долларов, все начинают рассказывать о том, что они купили сыну дом, жене — украшения и так далее. Но когда я позвонила Джону, он сказал, что половину отдал в качестве налогов, часть денег пошла на выплату ипотеки за его маленький дом. Но, главное, теперь он очень счастлив, потому что, идя по территории университета, может зайти в «Старбакс» и купить себе чашку кофе за 3 доллара. А ведь еще недавно это была непозволительная роскошь, потому что он был ужасно беден. Обычные вещи, которые люди не замечают, для Нэша имели очень серьезное значение, и мне нравилось наблюдать за тем, как он радуется получению паспорта, прав или походу на Бродвей.

[/intense_blockquote]

Секрет Фирмы — интервью с главой издательства «Яуза»

Очень интересное интервью с легким налетом безумия. Если кто не знает, именно «Яуза» выпускает под своим брендом многочисленную «патриотическую» литературу про величие СССР, Сталина, подлые либеральные заговоры и прочих попаданцев. Оказалось, за всем этим стоят некие убеждения и даже сформулированная позиция. Главное конечно, что издательский бизнес меняется и выжить здесь удастся… неизвестно кому.

[intense_blockquote]

Ключевым направлением считается военно-историческая литература. «Самая благодарная тема — морская, самая провальная — авиационная», — рассказывает Быстров. Если в «авиации» в первые месяцы с трудом получается продать 1000 экземпляров, то в «танках» — 1500–2000, в «море» — до 4000. Другие популярные темы — «во всём виновата Америка», СССР, Вторая мировая война, Древняя Русь, война на Украине. Раз в год издательство получает нераспроданные книги обратно из магазинов. Их продают по акциям, на ярмарках, а иногда даже сдают на макулатуру. Точное количество невостребованных книг Быстров не назвал, но говорит, что их немного.

[/intense_blockquote]

Afisha — 10 советов о том, как правильно ходить в музей

Afisha сделала занимательную выдержку главных идей из книги «Как ходить в музей» и рассказывает, как относиться к рекомендациям. Несмотря на клишированность формата, очень даже важный текст: у нас в музеи не принято ходить из-за надуманной скучности. На деле же люди попросту не знают, что там делать и какими критериями анализировать происходящее вокруг. После такого чтива ситуация может немного проясниться.

[intense_blockquote]

«Многие уверены, что искусство должно быть красивым и возвышенным, иначе это и не искусство вовсе. Поэтому стоит такому посетителю встретиться с нестандартной работой, которую ему не помогает осмыслить музей, как он от нее отворачивается. «И что это такое?» — спрашивает он, увидев металлический ящик Дональда Джадда. Или «Так и мой сын сможет» — перед картинами Карела Аппела или Джексона Поллока. Разумеется, определение — это та же зона комфорта. Когда произведение слишком неоднозначно и не приходится нам по вкусу, начинаются огромные трудности».

[/intense_blockquote]

Esquire — Интервью Трумена Капоте, которое взял Трумен Капоте

Честно говоря, тут и говорить нечего. Люблю Esquire за такие, полные медитативной красотой, тексты (про) великих людей. Трумен Капоте прошел проверку самим собой: дал взвешенно ироничное, местами смешное и мудрое интервью о том, как живет и чем руководствуется. Очень необычный разговор получится.

[intense_blockquote]

В: Что тебя возмущает? Если есть на свете такое?

О: Намеренная жестокость. Жестокость жестокости ради, физическая и словесная. Убийство. Смертная казнь. Когда бьют детей. Травят животных.

Как-то, давным-давно, я обнаружил, что у моего лучшего друга, у восемнадцатилетнего, роман — в полном смысле слова — с собственной мачехой. Я тогда был потрясен, возмущен; что говорить, теперь я не испытываю подобных чувств и, оглядываясь назад, понимаю, что это, может быть, было благо для них обоих. С тех пор никакие социально-нравственные сюжеты меня, разумеется, не удивляют и не возмущают. Не то пришлось бы возглавить многомиллионный парад доморощенных лицемеров.

[/intense_blockquote]

 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: